credentes (credentes) wrote in ostal_eretges,
credentes
credentes
ostal_eretges

Category:

Мари-Анж Льобера. Карлос Гаскон Чопо - пример настойчивости

Мари-Анж Льобера

Карлос-Гаскон Чопо – пример настойчивости

Этот каталонский ученый первым после Субираца написал научную работу о катарах в Каталонии. Это сложное исследование сразу же сделало из него историка, известного в иберийских университетских кругах.

IMG_20201120_210508 Для своих работ молодой историк располагает всего лишь минимумом источников, доказывающих существование каталонского катаризма.

Почти на всех фотографиях улыбка Карлоса-Гаскона Чопо выглядит грустной. Ему довелось повсюду сталкиваться с закрытыми дверями и полным безразличием. Почему? Следует сказать, что этот бывший студент исторического и географического факультета первым в истории Каталонии осмелился подготовить докторскую диссертацию о катаризме, особенно интересуясь такими приходами, как Сиу-д’Уржель и Льейда. Ведь никогда раньше каталонский академический мир не сталкивался с такой чрезвычайно подозрительной тематикой.
Почему так вышло? «Прежде всего, конечно, из-за эзотерики, с которой связывают катаризм, но также и из-за исторических романов, которые вводят в заблуждение широкую публику. В каталонском случае университетские власти были очень холодны ко мне из-за «националистических» ассоциаций, которые чрезмерно использовались в некоторых публикациях» - уверяет Карлос-Гаскон Чопо. Прежде всего, речь идет о романе Черкамон Льюиса Рацьонеро – первой художественной книге, популяризировавшей катаризм в Каталонии и изданной в 1981 году. В ту эпоху это был бестселлер. «В этом романе поднимается вопрос о транспиренейском каталонском государстве – факте очень спорном, но тогда он пробудил наш национальный дух. Тогда впервые кто-то поставил наши земли в центр великой истории Каталонии. Впервые кто-то заговорил о нашем славном прошлом и наших собственных ценностях». Следствием этого было то, что такой дискурс сделался частью национальной мифологии и трансформировал реальность катаризма в эпизод славы каталонского величия. «Но именно так, в возрасте 11 лет, я открыл этот мир», - объясняет Карлос-Гаскон Чопо.
Апогеем всего этого явилось то, что молодой историк, будучи еще студентом, несколько лет спустя, ведомый своим увлечением, написал исследовательскую работу по истории и реализовал первый профессиональный проект для Consell regulador - организации, которая обустраивала «Дорогу добрых людей» между Монсегюром и Берга[1]. Имея в кармане диплом магистра, он нацелился на уровень доктората. Ведь не было написано ни одной серьезной работы по катаризму, за исключением исследования Йорге Вентуры Субираца в 60-х годах, которое уже тогда считались связанным с националистическими идеями. Кроме того, не было ни одного опытного специалиста, чтобы руководить таким исследованием.
Но Карлос-Гаскон Чопо был далек от того, чтобы отступать от задуманного. Настойчивость была главным ключом его успеха. Без всяких амбиций и с чрезвычайной скромностью он рассказывает, как ему удалось убедить эксперта по истории Церкви – одного из лучших – быть его научным руководителем, и о своей одинокой борьбе, которая продолжается уже много лет. Он демонстрирует, что катаризм в Каталонии – это не анекдотический факт и не только следствие Альбигойского крестового похода. «Часто говорят, что следствием этого мрачного эпизода истории был исход катаров в каталонские Пиренеи. Однако первые документы, которые доказывают их присутствие, особенно в Верхнем Уржеле, Сердани и Бергеда, датируются более ранним периодом».
Карлос-Гаскон Чопо приводит пример «Собрания мира» в Льейда в 1173 году, в документах которого говорится об «осуждении ересиархов и тех, кого они посвятили», что явно свидетельствует о добрых людях. Более чем за тридцать лет до начала крестового похода катары, таким образом, тоже были избраны мишенью репрессий на южном склоне Пиренеев.
Но главной трудностью, с которой столкнулся Карлос-Гаскон Чопо, было то, что часто источники являются очень мизерными, практически несуществующими. Инквизиторский дворец в Барселоне был сожжен в 1821 году, и вместе с ним исчезли все показания перед Инквизицией, то есть самые богатые источники информации, неопровержимые доказательства существования каталонской ереси и «всех данных касательно 167 заключенных, которые находились в Берга в 1255 году», - грустно уточняет историк. В конце концов, чтобы продолжать исследования, пришлось сосредоточиться на двух показаниях, сохранившихся Бог весть каким чудом, так же, как и на свидетельствах каталонских добрых людей и эмигрантов-еретиков, собранных в фондах Доат.
Но он может, к счастью, рассчитывать на собственный нюх детектива, когда при очень скудных данных ему удается установить дату, уточнить беглое упоминание между строк старой книги, увидеть нечто еретически подозрительное в поведении местного сеньора. Из этих драгоценных крупинок исследования, через которое проходит его путь, уже в 2003 году родилась книга Catars al Pirineu catala (Катары в каталонских Пиренеях), предшествующая более крупной монографии, которая вышла в 2009 году.
Занимая по сей день пост культурного техника[2] при Cansell camarcal (Управление общиной) Верхнего Уржеля, Карлос-Гаскон Чопо признает, что его родной город Сиу-д’Уржель и окружающий регион были «вдохновляющей силой», и именно служа им, он приобрел всю свою страсть и порыв. «Чтобы наконец восстановить истину в нашем историческом прошлом».

IMG_20201120_210602 Средневековая история Сиу-д’Уржеля, его родного города, страстно увлекает Карлоса-Гаскона Чопо. Фотография сделана в клуатре кафедрального собора.




[1] Дорога Добрых Людей – тематическая туристическая тропа, интегрированная в сеть общеевропейских туристических пешеходных маршрутов. Ей присвоен номер GR-107.
[2] В некоторых европейских странах должность инженера или техника может присваиваться гуманитарным специальностям.
Tags: Исследователи катаризма, Чопо
Subscribe

Recent Posts from This Community

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments